Уильям Генри Слиман, «Волки, воспитывавшие человеческих детей в своих логовах».

Статья британского офицера и чиновника, которая стала одним из источников для рассказов о Маугли.

Скачать.


"The Book, however, is full of bearings and distances, and I have thought it worth while to construct a map from its indications, in order to get some approximation to Polo's own idea of the face of that world which he had traversed so extensively".

Henry Yule, 1871.



"Книга полна сведениями о координатах и расстояниях, и я подумал, что стоит составить карту на основе её указаний, чтобы примерно понять представления Марко Поло о лике того мира, который он исходил во всех направлениях".

Генри Юл, 1871 (русский вариант взят из издания 1956 года).
Недавно упоминал о радиопередаче "Археология". Хотел похвалить, а она закрылась. Пока не поздно, хочу похвалить ещё одну радиопередачу. Как ни странно, на "Эхе Москвы". Историческую. Нет, не "Не так", с которой в последнее время происходит нечто странное. Сначала цикл о "загадках истории", теперь цикл о громких процессах прошлого. Это напоминает компиляции, которые издавались в 90-х годах под пышными названиями, вроде "Энциклопедия пыток всех времён и народов". Неужели закончились серьёзные исторические темы? Или закончились профессиональные историки?

Зато есть другая передача об истории: "Цена революции". В центре - революция и гражданская война в России и всё, что было вокруг, до того и после. Европа в начале прошлого века, Первая мировая война, начало большевистской власти. Выпуски об отдельных событиях и явлениях (из последнего - Балканы в начале века, цензура при большевиках, машины в Первой мировой, создание Югославии, Ютландский бой, Чехословацкий корпус), о персонах (из последних - Сталин в начале славных дел, Пилсудский, Мандельштам, Махно, Богданов). По каждой конкретной теме говорит специалист по этой теме, а не "историк вообще". При всём при этом передача была бы загублена, будь у неё другой ведущий. Но тут ведущий - Михаил Соколов, который всеми этими темами интересуется профессионально. Ведущий для радио- или теленаучпопа - это важнейший пункт. Много раз в этом убеждался. Для примера ср. на той же станции передачу "Наука в фокусе". Первоклассные гости, но ведущая - обычная "эхо-московская" безголовая курица. Слушать невозможно.

В "Не так" мне ни разу не попадались историки из регионов. Воистину эхо Москвы. А если не Москвы или Петербурга, так Франции или Швеции. Не было ни одного человека хотя бы из Новосибирска. А вот в "Цене революции" были историки из Волгограда, Барнаула. А сегодня - можно считать это инфоповодом для поста - обещают Владимира Шишкина, как раз из Новосибирска. Один из главных специалистов по гражданской войне в Сибири. На "Эхе" не был никогда за 25 лет существования станции. Зато политолухи ходят туда каждую неделю, как на работу, и всё нам "разъясняют" и "разъясняют", всё высказывают свои очень ценные "особые мнения" об очередном чихе Его Величества.

"Цена революции" отпочковалась от более давней "Цены победы" - о Второй мировой. Тоже хорошая передача.
«Создалось две Европы: одна – которую мы сами себе выдумываем (хорошо выдумываем, много воздуха), а другая – все-таки настоящая. Настоящая живет и не спрашивает нас, хотим ли мы ее такою, какая она есть; даже больше, только настоящая и живет, а выдуманную мы, собственно, только выдумали».

Ю. Тынянов, "О слонёнке" (1921). Из: Ю. Тынянов. Поэтика. История литературы. Кино. - М., 1977. - С. 443. Статья цитируется в примечаниях, полного текста в сети не нашёл.
А. И. Герцен, «Былое и думы» (1852-1867).Read more... )

[О Наполеоне III.] «Революция воплотилась в человеке» – была одна из любимых фраз доктринерского жаргона времен Тьера и либеральных историков луи-филипповских времен. А тут похитрее: «революция и реакция», порядок и беспорядок, вперед и назад воплотились в одном человеке, и этот человек, в свою очередь, перевоплотился во всю администрацию, от министров до сельских сторожей, от сенаторов до деревенских мэров… рассыпался пехотой, поплыл флотом.

Человек этот не поэт, не пророк, не победитель, не эксцентричность, не гений, не талант, а холодный, молчаливый, угрюмый, некрасивый, расчетливый, настойчивый, прозаический господин «средних лет, ни толстый, ни худой». <…> Он уничтожает, осредотворяет в себе все резкие стороны национального характера и все стремления народа, как вершинная точка горы или пирамиды оканчивает целую гору ничем».
А. И. Герцен, «Былое и думы» (1852-1867):

«Рассказывают, что при Павле на Дону было какое-то частное возмущение казаков, в котором замешались два офицера. Павел велел их судить военным судом и дал полную власть гетману или генералу. Суд приговорил их к смерти, но никто не осмелился утвердить приговор; гетман представил дело государю. «Все они бабы, – сказал Павел, – они хотят свалить казнь на меня, очень благодарен», – и заменил ее каторжной работой».

«Как-то мой отец принялся за Карамзина «Историю государства Российского», узнавши, что император Александр ее читал, но положил в сторону, с пренебрежением говоря: «Все Изяславичи да Ольговичи, кому это может быть интересно?»
Read more... )
А. И. Герцен, «Былое и думы» (1852-1867).

«Дети вообще проницательнее, нежели думают, они быстро рассеиваются, на время забывают, что их поразило, но упорно возвращаются, особенно ко всему таинственному или страшному, и допытываются с удивительной настойчивостью и ловкостью до истины».

«Я любил чтение столько же, сколько не любил учиться. Страсть к бессистемному чтению была вообще одним из главных препятствий серьезному учению».
Read more... )
На радио "Финам-ФМ" закрыли передачу Сергея Медведева "Археология" (как сообщил ведущий ещё в конце декабря). Я на неё случайно наткнулся только в прошлом году - получается, на последнем году её жизни. Искал на Ютьюбе видео с разными историками и попал на "Археологию".

Несмотря на название и на то, что среди гостей действительно были историки, передача была не исторической, а отчасти общественно-политической, отчасти научно-познавательной, отчасти это были просто разговоры с умными и знающими людьми. Конечно, были и глупые политические темы, и глупые гости - патентованные эксперты по всему, платные болтуны (см. "Дар" Набокова). А некоторые люди, которых я считал за умных, оказались болванами - и так бывает. Всё хотел похвалить передачу и ведущего, который всегда был в теме и умел вести диалог с любым гостем, при этом не страдая типичной журналистской болезнью, которую я называю "ложная заинтересованность". Ан передачу-то и закрыли. Что ж, похвалю теперь.

Архив доступен на сайте (если что, записи можно найти на Рутрекере). Выбрал те выпуски, которые мне больше всего понравились - из-за темы и/или гостя: Read more... )
Раскопки в гробнице в Амфиополе продолжаются. Теперь археологи объявили, что они нашли останки пятерых человек: женщина 60-ти лет, младенец, двое мужчин 35-45-ти лет и ещё один взрослый неопределённого возраста. Действительно ли это захоронение матери, жены и сына Александра Македонского, узнаем из дальнейших исследований (ссылка).
10 самых важных археологических открытий 2014 года, по версии журнала "Archaeology".

Изучение территории вокруг Стоунхенджа с помощью геофизических методов; клад римских монет в Девоне (Англия); самая крупная древнегреческая гробница в Амфиополе с мраморными сфинксами, кариатидами и мозаикой с изображением Плутона и Персефоны; останки самого старого буддистского храма в Лумбини (Непал); новые генетические исследования неандертальца; останки корабля "Эребус" из пропавшей экспедиции Франклина; изучение древнеегипетских погребальных бинтов из музея Болтона (мумифицирование началось до фараонов!); крепость в Дании, возможно, построенная Харальдом Синезубым; генетические исследования Найи - скелета девушки из Юкатана.

Странно, что в список не попали исследования хомо сапиенса из Западной Сибири. Болваны скажут: русофобия. Но в списке нет изучения останков Карла Великого или древнейших следов человека из Англии. Зато есть клад, найденный очередным м*****м с металлодектором. But never mind!
Н. П. Матвеева, О. М. Аношко. О перспективах археологического изучения мест зимовок дружины Ермака // Вестник археологии ИПОС СО РАН. 2014. № 4:

"Рассмотрены основные аспекты изучения сибирского похода Ермака. На основе анализа сибирских летописей отмечены противоречивые моменты этого события (хронология, маршрут движения, локализация мест сражений и стоянок). Показаны перспективы археологического исследования зимовок дружины Ермака на примере легендарного Карачина городка".

"The article considers basic points in the study of Yermak’s Siberian march. Basing on the analysis of Siberian chronicles, the paper indicates controversial questions of this event (i.e. chronology, marching route, localization of battle sites and wintering grounds). Subject to description being prospects of archaeological investigation regarding wintering grounds of Yermak’s forces, by the example of a legendary Karachin settlement".
Перси Фосетт (1867-1925?), «Неоконченное путешествие» (опубл. 1953):

«В Санта-Крусе, маленькой деревушке, расположенной всего лишь в десяти милях от Риберальты, люди стали умирать от своеобразной лихорадки, неизвестной науке. Верный духу местного предпринимательства, деревенский кюре использовал эпидемию для того, чтобы сколотить себе состояние. Он разделил кладбище на три участка – Небо, Чистилище и Ад и соответственным образом брал за похороны!»

«Часы в Риберальте были редкостью, и никто не имел ни малейшего представления о времени, если только не находился в одном из малочисленных официальных учреждений. Делегация местных жителей обратилась ко мне с просьбой соорудить общественные солнечные часы, и я, отчасти ради развлечения, отчасти из желания отплатить за гостеприимство, согласился на это при условии, что меня снабдят необходимыми материалами. Когда часы были поставлены посреди площади и с них торжественно сняли покрывало, это событие послужило чудесным предлогом для упражнений в ораторском искусстве и необузданного пьянства. Делались даже предложения о сооружении над ними навеса, чтобы защитить от непогоды!

В ту же ночь я увидел, что вокруг часов собралась толпа, и подошел посмотреть, что там делается.

– Это жульничество! – произнес голос. Затем чиркнула спичка. – Поглядите, они совсем не показывают время. Дайте ка мне еще спичку, попробуем снова. А еще лучше – принесите свечку.

– Иностранная эксплуатация! – проворчал другой. – Это все британский империализм!

– Нет, – сказал третий, – часы в порядке, я сам сегодня смотрел по ним время.

Мнения разделились за и против, разгорелся спор. Шум поднялся такой, что появился полицейский – узнать, что происходит.

– Дураки! – выпалил он, когда ему сказали, в чем дело. – Неужели вы не знаете, что надо дождаться луны, чтобы можно было узнать время?»

«Выйдя на берег, мы разгрузились и, чтобы наше суденышко не привлекло внимания индейцев, утопили его в озерке. Все излишки припасов и инструменты, которые можно было оставить, мы сложили в два металлических ящика и закопали их на берегу выше отметки самого высокого стояния воды. Наши деньги, 60 фунтов золотом, мы оставили в одном из ящиков. Вероятно, таким образом и рождаются легенды о спрятанных сокровищах. Во всяком случае слух о моем закопанном богатстве распространился по Гуапоре, причем с каждым новым пересказом сумма увеличивалась.

Эта легенда преследовала меня много лет. Когда я в последний раз слышал о «сокровище Верди», оно составляло уже 60 000 фунтов. Если оно будет возрастать такими же темпами, может прийти время, когда оно привлечет авантюристов кладоискателей из других стран, даже из Соединенных Штатов или Англии, и бесплодные поиски моих шестидесяти золотых соверенов истощат ресурсы целой акционерной компании. Ведь в этих упоенных рассказах не упоминается о том, что позже мы вырыли и забрали все захороненное снаряжение и деньги. Тут есть над чем поразмыслить будущим охотникам за сокровищами!»

«У Тодда пропал носок, и он обнаружил, что его украл повар, чтобы варить в нем кофе! Я не шучу – носок был использован именно для этого. Варка кофе в Южной Америке производится следующим образом – кофе высыпают в мешочек и пропускают через него горячую воду. Носок Тодда, вероятно, отлично подходил для этой цели, зато нам пришлось отказаться от кофе на все время пребывания здесь».

«…мы… возвратились к Рурренабаке. Ничего нового после нашего ухода там не произошло, за исключением того, что убили анаконду тридцати футов длиной, захваченную в тот момент, когда она заглатывала супоросую свинью. Свинья, конечно, была мертвой, но ее помет – еще нерожденные поросята – были спасены. Их кормила грудью одна индейская женщина. В Рурренабаке свиньи ценились дороже, чем люди!»
В расшифровке генома человека, который жил 45 000 лет назад на берегах Иртыша (самый древний хомо сапиенс за пределами Африки и Ближнего Востока), среди прочих научных учреждений мира поучаствовал и тюменский ИПОС СО РАН. Статья в "Нэйча"; популярные изложения: англ., рус., рус.
А вот корабль, найденный у берегов Гаити, НЕ является колумбовой "Санта-Марией", как сперва предполагали (ссылка). А жаль.
1. В Канаде нашли останки корабля "Эребус" из пропавшей экспедиции Джона Франклина 1845 года, которая искала Северо-Западный проход; второй корабль, "Террор" пока не найден (ссылка).

2. В Японии, возможно, нашли останки корабля из флота хана Хубилая, который пытался вторгнуться в Японию в 1274 и 1281 годах, но был уничтожен тайфуном "камикадзе" (ссылка).
Наталья Петровна Матвеева нашла место боя у Карачина улуса между Ермаком и воинами Кучума. Что пишет Есиповская летопись:

"Доидоша же казацы до Карачина улуса. Сей же Карача думной бе царя Кучюма. Состави же брань с Карачею и улус его взяша, и множество богат[ст]ва приобретоша и царева меду в струги своя снесоша". (Полное собрание русских летописей. Т. 36. Сибирские летописи. Ч. 1. Группа Есиповской летописи. - М., 1987. - С. 52.)

Медку поели, а почему бой главный? Главный был на Чувашевом мысу, когда Ермак захватил Кашлык. Или последний, на Вагае. Я-то поначалу обрадовался, что нашли место гибели Ермака.
Vladimir_Odoevsky_by_A._Pokrovsky.jpg

210 лет назад родился Владимир Фёдорович Одоевский (1804-1869) – писатель, критик, философ, мистик, музыковед, государственный и общественный деятель, меценат, член многих учёных обществ (музыкального, географического, археологического), прозванный «русским Фаустом»; автор светских повестей, фантастических новелл, сказок для взрослых и детей, философского романа «Русские ночи».

«…Ростислав невольно поблагодарил в глубине души того умного человека, который выдумал строить дома, вставлять рамы и топить печи. «Что было бы с нами, – рассуждал он, – если бы не случилось на свете этого умного человека? Каких усилий стоило человечеству достигнуть весьма простой вещи, на которую обыкновенно никто не обращает внимания, то есть жить в доме с рамами и печами?» […] Какие успехи должны были сделать физика, химия, механика и проч., чтоб обратить произведение пчелы в свечку, склеить этот стол, обтянуть эти стены штофом, расписать потолок, зажечь масло в лампах? Ум теряется в бесконечно многочисленных, разнообразных открытиях, без которых не было бы светлого дома с рамами и печами. – «Что ни говори, – подумал Ростислав, – а просвещение доброе дело!»

«Просвещение»… на этом слове он невольно остановился. Мысли его более и более распространялись, более и более становились важнее… «Просвещение! Наш XIX век называют просвещенным; но в самом ли деле мы счастливее того рыбака, который некогда, может быть, на этом самом месте, где теперь пестреет газовая толпа, расстилал свои сети? Что вокруг нас?

Зачем мятутся народы? Зачем, как снежную пыль, разносит их вихорь? Зачем плачет младенец, терзается юноша, унывает старец? Зачем общество враждует с обществом и, еще более, с каждым из своих собственных членов? Зачем железо рассекает связи любви и дружбы? Зачем преступление и несчастие считается необходимою буквою в математической формуле общества?»

В. Одоевский, «Русские ночи» (1844) [Одоевский, 1975, с. 9-10]. Read more... )
Или тюменские тексты, как угодно:

1. Иван Яковлевич Словцов, "Письма из Тюмени претендента на должность городского головы" (1894). Анонимно опубликованная сатира на городские нравы, которую написал основатель и первый директор Александровского реального училища, основатель первого тюменского музея, путешественник, археолог, просветитель, культурный герой и демиург Тюменщины.

2. Николай Мартемьянович Чукмалдин, "Записки о моей жизни" (1902). Мемуары тюменского, а затем московского купца, писателя, общественного деятеля, мецената (приложил руку и к созданию музея, и к финансированию реального училища), тоже просветителя, культурного героя и демиурга.
На сайте ИПОС выложили книгу "Александр Васильевич Матвеев: Сборник научных трудов и воспоминаний" (pdf).
В новом томе "Языков мира" ("Реликтовые индоевропейские языки Передней и Центральной Азии") есть статья про андроновский арийский язык. Язык носителей андроновской археологической культуры, не имевший письменности, реконструирован на основе заимствований из этого языка в уральские языки - мансийский, хантыйский, коми.

Зря, конечно, дали такое название. Слово "арийский" привлечёт лишнее внимание кучи болванов.


В Египте (фото: Фёдор Носов).



На пикнике в Долгопрудном (фото: Александр Алиев).
Где-то 850 000 - 950 000 лет назад пять человек, вероятно принадлежащих к виду Homo antecessor, прошлись по берегу на территории современного графства Норфолк в Англии.

В мае 2013 года море размыло берег и обнажило окаменевшие отпечатки ног. Это старейшие отпечатки ног за пределами Африки.




(Фото: Simon Parfitt.)


(Фото: Martin Bates.)

Ashton N., Lewis S. G., De Groote I., Duffy S. M., Bates M., et al. (2014) Hominin Footprints from Early Pleistocene Deposits at Happisburgh, UK. PLoS ONE.
В. Клюева, "Непарадные воспоминания о Тюменском Севере: географы и геологи – выпускники МГУ о романтике и полевых буднях…". Заключение:

"Когда проект только начинался, рабочей гипотезой было предположение, что выпускники МГУ выбирали Тюменскую область, при прочих равных условиях, из-за романтических устремлений, связанных с желанием участвовать в освоении Тюменского Севера. А в результате выяснилось, что романтика, проявлялась в выборе профессии, позволяющей ездить в экспедиции. На выбор места работы оказали влияние профессиональные устремления и грамотная политика развития тюменских НИИ, приглашавших молодых специалистов на работу в Тюмень и предлагавшим им выгодные условия".
Недавние находки историков для тех, кто пропустил (только у нас - самые несвежие новости науки!):

Европейцы эпохи мезолита были голубоглазыми брюнетами (рус.) (англ.) (англ.).

Неандертальцы оставили нам в наследство кожу, устойчивую к холоду, волчанку, диабет 2-го типа и склонность к курению (рус.) (англ.) (англ.).

Останки в гробнице Карла Великого, скорее всего, действительно принадлежат Карлу Великому (рус.) (англ.). И в Германии нынешний год - год Карла Великого.

Про Сапфо я уже писал, но вот ещё ссылка на русском.
Глядите, что творится в мире прекрасного, друзья мои. Анонимный коллекционер дал оксфордскому профессору Дирку Оббинку пощупать папирус третьего века, а там, судя по всему, два неизвестных стихотворения Сапфо. Одно про братьев Сапфо, а другое - обращение к Афродите. Оригинал можно почитать (в нашем случае посмотреть) в статье Оббинка.

Есть уже два английских перевода стихотворения о братьях: Тима Уитмарша из Оксфорда и Эдит Холл из Лондонского университета. Сапфо здесь ругает какого-то человека за то, что тот болтает о скором прибытии Харакса (брата поэтессы, известного по Геродоту) с нагруженным кораблём, а вместо этого надо молиться царице Гере о благополучном возвращении Харакса. Потому что всё в воле богов, которые меняют бурю на хорошую погоду, и тому, кто угоден Зевсу, всегда сопутствует удача. Дальше она пишет, что пора бы Лариху (второму брату) повзрослеть и стать достойным членом общества, и это "избавит нас от многих мучений". Волнуется, короче, за своих братьев.

Где там наши-то Вересаевы и Вяч. Ивановы?
В новом номере "НЛО" довольно много интересных статей. Подборка о Зое Космодемьянской, подборка об экономике литературы XIX века (какие хитрые ходы искали русские классики для печати и распространения своих книг), вторая часть статьи Олега Лекманова "Русская поэзия в 1913 году", обзор книг об animal studies, рецензии на книги о советских дачах (американской исследовательницы) и войне 1812 года (французского историка).

Но больше всего меня удивила статья Ирины Шевеленко "«Суздальские богомазы», «новгородское кватроченто» и русский авангард". В ней говорится о московской выставке 1913 года, которая открыла "иконную Помпею". Чтобы увидеть гениальность древнерусской иконы, зрителям пришлось взглянуть на неё сквозь призму новейшей европейской живописи. "Через Матисса, Пикассо, Лефоконье и Гончарову мы гораздо лучше чувствуем громадную красоту этих «византийских» картин, то, что в них есть юного, мощного и живительного", - писал Александр Бенуа. "Московская молодежь уже усмотрела кубизм и футуризм в древних иконах", - возмущался критик Яков Тугендхольд.

Авангардисты от Бурлюка до Гончаровой срочно открестились от всего западного и возвели свою генеалогию прямо к иконе, произведя серьёзную подмену. Массовая икона, которая окружала человека в начале XX века и которую до выставки 1913 года видели авангардисты, не имела никакого отношения к древнерусской иконе, и Священный Синод даже одобрял машинную штамповку икон. Традиция иконописи XIV-XVI вв. прервалась. В XIX веке иконы тоже собирали, но смотрели на них как на предметы быта, а не как на искусство. Таким образом, древнерусская икона в качестве великого искусства существует всего сто лет.
Д. Ливингстон, «Путешествия и исследования в Южной Африке с 1840 по 1855 г.»:

«В отношении оспы туземцы в некоторых местах применяли прививку из вакцины, смешанной со скотским навозом, делая эту прививку на лбу. Чтобы добыть материал для прививки, они в одной деревне использовали больного с необычайно бурно протекавшей инфекцией, когда почти вся деревня была опустошена злокачественной сливной формой этой болезни. Я не могу понять, как им пришла в голову сама мысль о прививке; такая прививка практиковалась баквейнами еще в то время, когда они не имели ни прямого, ни косвенного общения с южными миссионерами».

«Когда человек ходит по улицам Лондона, то он скорее может быть раздавлен колесами экипажей, чем, находясь в Африке, будет съеден львами».

«Первое, о чем туземец осведомляется у своих соотечественников, это – есть ли где дождь? И хотя туземцы отнюдь не лживый народ, они всегда отвечают на это следующее: «Не знаю, нет дождя, мы убиты солнцем и голодом». Если у них спрашивают о новостях, они всегда начинают так: «Новостей нет, я слышал только одну ложь», и затем уже рассказывают все, что они знают».

«…Секелету дал мне еще людей и среди них своего герольда, для того чтобы я мог входить в деревни с подобающим мне, по их понятиям, почетом. При входе в каждую деревню герольд провозглашал во весь свой голос: «Вот идет господин! Великий лев!» Последние слова на их языке, «тау е тона», герольд выговаривал не особенно ясно, как «сау е тона» и это было так похоже на «Великая свинья», что я не мог принимать такую почесть с деланной важностью, как требовал обычай, и был вынужден умолять его замолкнуть, к великому неудовольствию своей свиты».

«Вновь и вновь объяснял я им, что выражение «мы приехали из-за моря» вовсе не означает, будто бы мы появились из-под воды, но, несмотря на это, во Внутренней Африке укоренилось и широко распространилось мнение, будто настоящие белые люди живут в море, и этот миф был слишком хорош, чтобы мои спутники не воспользовались им в своих целях. Я имею основание думать, что, когда я не мог их слышать, то они, невзирая на мои приказы, всегда хвастливо заявляли, будто бы их ведет настоящий обитатель морских глубин. «Вы посмотрите только на его волосы!»



«Здешние женщины имеют обыкновение прокалывать верхнюю губу и постепенно расширяют отверстие до тех пор, пока в него войдет раковина. Губа выдается тогда под острым углом к носу и придает их лицу самый непривлекательный вид. Секвебу заметил: «Эти женщины хотят, чтобы их рот был похож на клюв утки». Такой обычай господствует среди женщин племени марави. Всякий, кто их видел, говорил, что мода никогда не доходила у женщин до более безумного каприза».

Д. Ливингстон, Ч. Ливингстон, «Путешествие по Замбези с 1858 по 1864 г.»:

«Работа гадальщиков носит отчасти характер детективный, так как их обязанность – разыскивать воров. Когда происходит кража, гадальщик идет туда, где находилось украденное, осматривает это место, кидает свои гадальные кости и ждет несколько дней; затем называет вора. Обычно он не ошибается, так как полагается не на одни только свои кости: у него имеются тайные агенты в деревне, благодаря расследованию которыми дела и сообщаемым ими данным он может найти виновного».

«В конце концов экспедиция стала продвигаться вперед без проводников или с сумасшедшими проводниками. Как это ни странно, мы оказывались часто очень обязанными сумасшедшим из разных деревень: один из них почтил нас, когда мы спали под открытым небом, тем, что плясал и пел у наших ног всю ночь. Эти несчастные люди симпатизировали исследователям, считая, вероятно, что они – их поля ягоды».

«После того как серьезное дело – приготовление пищи и еда – окончено, все садятся вокруг лагерных костров и начинают разговаривать или петь. (…) Неистощимой темой являются недостатки правительственной деятельности вождей. «Мы сами лучше бы собой управляли, – кричат они, – так на что же нам вообще вожди? Ведь они не работают. Вождь жиреет себе, у него много жен, а мы тяжело работаем, голодаем, имеем только по одной жене, а то и вовсе не имеем. Это плохо, несправедливо и неправильно». В ответ на это все громко кричат: «Эхэ!», что равносильно нашему «Слушайте, слушайте!». Затем начальник наших людей, Каньята, и Туба, известный своим громким голосом, начинают распространяться на эту тему: «Вождь – отец народа; разве может существовать народ без отца? Вождя создал бог. Кто говорит, что вождь не мудр? Он мудр; это его дети – дураки». Туба продолжает обычно до тех пор, пока не заставит замолчать своих оппонентов; если его доводы и не всегда основательны, зато голос у него самый громкий, и за ним наверняка останется последнее слово».

«Одни путешественники знают все, а тот, кто не знает Писания и сидит дома, похож по своим знаниям на ребенка».


Скелет Ричарда III, найденный в Лестере (фото: University of Leicester).

И другие 10 археологических открытий 2013 года по версии американского журнала "Archaeology" (в пересказе Компьюленты).
П. Семёнов-Тян-Шанский, «Путешествие в Тянь-Шань»:

«…Барнаул был в то время, бесспорно, самым культурным уголком Сибири, и я прозвал его сибирскими Афинами, оставляя прозвание Спарты за Омском».

«…когда казаки видят сплошной хребет, то называют его «урал», в виде не собственного, а нарицательного имени».

«Здесь я решился сделать привал для того, чтобы измерить высоту, на которой мы находились и которая могла быть едва ли менее 3 000 метров. Измерения свои я производил посредством аппарата для кипения воды, так как имевшийся у меня барометр не выдержал переездов и разбился ещё в Сибири. Я принялся за свой аппарат, но как ни старался зажечь спирт, налитый из имевшейся на руках казаков бутылки, он не горел, потому что, как оказалось, был наполовину выпит одним из сопровождавших меня казаков и разбавлен водой. Впоследствии я узнал от Абакумова, что Карелин отравлял в присутствии казаков весь свой запас спирта, необходимого для научных целей, самым сильным ядом и давал этот спирт в присутствии казаков собаке, которая тотчас же околевала, и что только этим способом он мог отучить казаков от хищения ими спирта, столь необходимого для целей науки».

«Что меня поразило на этом пикете, это то, что обыкновенно все пикеты, много лет существовавшие, были расположены на совершенно обнажённой поверхности, и никаких деревьев около них насажено не было, а здесь я увидел, что около недостроенного ещё пикета был целый садик. Но пришлось очень скоро разочароваться: садик этот состоял из довольно больших деревьев, привезённых из Каратальского ущелья и натыканных в землю в виде садика только по случаю моего проезда, что объяснялось тем, что перед моим приездом в Копал пронёсся слух, чта едет из Петербурга ревизор, который обращает особое внимание на растущие везде травы и деревья, почему и называется «министром ботаники». Слух этот был основан на том, что я был назван в открытом листе, данном мне Русским Географическим обществом, магистром ботаники…»

«Слух о появлении сильного русского отряда у подножья Тянь-шаня, пришедшего на защиту богинских владений, облетел, как молния, весь Иссык-Кульский бассейн. Про меня рассказывали, что я имею в руках маленькое оружие (пистолет), из которого могу стрелять сколько угодно раз».

***

Н. Пржевальский, «Монголия и страна тангутов»:

«Вообще нахальство воронов в Монголии превосходит всякое вероятие. Эти столь осторожные у нас птицы здесь до того смелы, что воруют у монголов провизию чуть ли не из палатки. Мало того, они садятся на спины верблюдов, пущенных пастись, и расклевывают им горбы. Глупое, трусливое животное только кричит во все горло да плюет на своего мучителя, который, то взлетая, то снова опускаясь на спину верблюда, пробивает сильным клювом часто большую рану».

«Птиц и рыб монголы, за весьма немногими исключениями, вовсе не едят и считают такую пищу поганой. Отвращение их в этом случае до того велико, что однажды на озере Куку-нор с нашим проводником сделалась рвота в то время, когда он смотрел, как мы ели вареную утку. Этот случай показывает, до чего относительны понятия людей даже о таких предметах, которые, по-видимому, поверяются только одним чувством».

«Нравственные качества верблюда стоят на весьма низкой ступени: это животное глупое и в высшей степени трусливое. Иногда достаточно выскочить из-под ног зайцу, и целый караван бросается в сторону, словно бог знает от какой опасности. (...) При нападении волка верблюд не думает о защите, хотя одним ударом лапы мог бы убить своего врага; он только плюет на него и кричит во все горло».

«Вообще в числе причин, обусловивших успех путешествия, на видном месте следует поставить то обстоятельство, что мы никому не навязывали своих религиозных воззрений».

«…монголы всех европейцев крестят общим именем русских, так что обыкновенно говорят: русские-французы, русские-англичане, разумея под этими именами французов и англичан; притом номады везде думают, что эти народы находятся в вассальной зависимости от цаган-хана, то есть белого царя…»

«Замечательно, что европейские собаки очень редко, почти даже никогда, не дружат ни с китайскими, ни с монгольскими псами, хотя бы жили вместе с ними долгое время».

«В колодцах, изредка попадавшихся по пути, вода была большей частью очень дурна, да притом в эти колодцы дунгане иногда бросали убитых монголов. У меня до сих пор мутит на сердце, когда я вспомню, как однажды, напившись чаю из подобного колодца, мы стали поить верблюдов и, вычерпав воду, увидели на дне гнилой труп человека».

***

Н. Пржевальский, «От Кульджи за Тянь-шань и на Лоб-нор»:

«…цель нашего путешествия была совершенно непонятна для туземцев. Как некогда в Монголии и Гань-су, так и теперь на Тариме, обитатели этих стран решительно не верили тому, что можно переносить трудности пути, тратить деньги, терять верблюдов и так далее только из желания посмотреть новую страну, собрать в ней растения, шкуры зверей, птиц и пр., – словом, предметы никуда не годные и решительно ничего не стоящие».

«Сидя в сырой тростниковой загороди, среди полунагих обитателей одной из деревень Кара-курчина, я невольно думал: сколько веков прогресса отделяют меня от моих соседей? И как велика сила человеческого гения, если из подобных людей, каковыми, по всему вероятию, были и наши далекие предки, могли сделаться нынешние европейцы!»

«Оказывается, что наш проводник обвел нас кружным путем для того, чтобы пройти на то место р. Боро-талы, где живет его сестра, и повидаться с нею. Сегодня этот болван сам признал, что «обманул нас маленько…». Такова судьба путешественника в диких странах Азии».

«Абсолютная свобода и дело по душе – вот в чем именно вся заманчивость странствований».

***

Н. Пржевальский, «Из Зайсана через Хами в Тибет»:

«…электрическая батарея и раскрашенные карточки актрис (да простят они мне это) везде производили чарующее впечатление на туземцев Монголии и Тибета».

«Уменье хорошо стрелять стояло вопросом первостепенной важности – это была гарантия нашей безопасности в глубине азиатских пустынь, наилучший из всех китайских паспортов».

«Во всех войсках китайских, нами виденных как ныне, так и в прежние путешествия по Центральной Азии, солдаты и офицеры почти поголовно преданы курению опиума, результатом чего является у людей, в особенности с летами, слабость физическая и угнетение нравственное. Известно, что каждый опийный курильщик делается чрезвычайно боязливым и впечатлительным; притом после всякого курения он проводит несколько часов в непробудном сне. Китайские же воины не покидают своей пагубной привычки даже перед глазами неприятеля».

«Постоянная жара отзывалась и на всей деятельности организма. Так, волосы на голове и бороде росли необыкновенно быстро, а у молодых казаков вдруг начали расти усы и борода».

«Во время пути на сильном зное, около полудня, ко мне на руку села большая мясная муха и не хотела улетать, несмотря на то, что я сгонял ее несколько раз. Я плюнул на руку, муха принялась с жадностью пить слюну, потом улетела. Видно, и насекомым подчас жутко приходится в безводной пустыне».

«…тибетцы решились не пускать нас к себе, так как еще задолго до нашего прибытия разнесся слух, что мы идем с целью похитить Далай-ламу».

«Душа у них, как сажа, – говорили нам те же монголы, – обворовать, обмануть другого, в особенности чужестранца, считается чуть ли не доблестью в столице Далай-ламы».

«…в Китае люди и время не ценятся – там, где достаточно двух-трех человек, наряжают столько же десятков».

«Весьма удивляло также гуйдуйских жителей, что мы, т. е. я и оба других офицера, будучи людьми чиновными, ходим на охоту, да и на бивуаке постоянно заняты работой, притом носим простую одежду. Подобное удивление, даже частью сожаление, постоянно выражали все азиатцы, с которыми нам приходилось сталкиваться во время своих путешествий. По понятиям тамошних людей, чиновник, в особенности большой, должен ничего не делать; чем ленивей и тупоумней он, тем важней и, так сказать, соответственней своему занятию».

***

Н. Пржевальский, «От Кяхты на истоки Жёлтой реки»:

«Номад, как и вообще неразвитый человек, отличается удивительной способностью помнить мелочи из собственного быта и обстановки. Так, монгол не только знает «в лицо» всех своих лошадей, но легко отыщет своего заблудившегося барана в тясячном стаде другого владельца, припомнит масть и отличительные признаки лошади, на которой ездил много лет тому назад, подробно опишет свое платье, надевавшееся в молодости, и т. п.».

«Несколько человек безграмотных, бывших в нашем экспедиционном отряде, даже выучились во время похода читать, а некоторые и писать».

«Однажды мы купили здесь масла и, когда упрекнули продавцов в том, что это масло полно шерсти и грязи, то они, не задумавшись, отвечали: «Нужно жить, как велит бог: он посылает грязь, ее следует и принимать. Хороший, праведный кочевник должен в течение года съесть фунта три шерсти от своих стад, а земледелец-китаец столько же земли со своего поля».

«Сам китайский начальник, вероятно, желая блеснуть своей ученостью, предложил несколько нелепых вопросов, на которые получил, конечно, уклончивые ответы. Так, между прочим, китаец спрашивал: правда ли, что можно узнать высоту положения данной местности по запаху земли? Словом, кэрийский начальник, быть может даже имеющий какую-либо ученую степень, оказался таким же невеждой в деле понимания самых простых явлений природы, как и многое множество тех китайских мандаринов и ученых, которые считаются познавшими всю суть человеческой мудрости, выдолбив наизусть несколько книг своих классиков, но без малейшего понятия даже об азбучных выводах истинной науки».

«…еще слышали мы некоторые поверья, но неудобные для описания».

«…шел слух, что в больших ящиках, где везлись наши коллекции, спрятаны солдаты, которые, для экономии места и продовольствия, замурованы в большие яйца, как цыплята».

«Можно себе представить, каково бывает здесь летом для проходящих путников. Недаром один из них излил свою скорбь в надписи, виденной нами на обтесанном стволе туграка. Эта надпись категорически гласила: «Кто пойдет здесь летом в первый раз – сделает это по незнанию; если вторично отправится – будет дурак; если же в третий раз захочет итти – то должен быть назван кафиром и свиньей».
Новый перевод: Чарльз Сиринго, «Два злобных изма: пинкертонизм и анархизм» (читать и скачать).



***

Чарльз Анджело Сиринго (7 февраля 1855 – 18 октября 1928) родился в Техасе в семье итальянца и ирландки. С одиннадцати лет он работал ковбоем и гонял скот по тропе Чизхолма в Канзас. Он встречал Уайетта Эрпа, Билли Кида и Пэта Гэррета. В 1884 году Сиринго женился, бросил ковбойское ремесло и поселился в Колдуэлле (Канзас), где открыл табачный магазин. Тогда же он написал книгу «Техасский ковбой» (1885). Она была очень успешна и стала первой настоящей автобиографией ковбоя. Актёр Уилл Роджерс, который родился и вырос на ранчо, назвал книгу Сиринго «ковбойской Библией».

В 1886 году Сиринго переехал в Чикаго. Здесь он стал свидетелем бунта на Хеймаркете, когда демонстрация рабочих закончилась взрывом и погибло несколько полицейских. Взрыв был провокацией против рабочих, но Сиринго об этом не знал. После бунта на Хеймаркете он решил помочь с уничтожением анархизма. Для этого он устроился в Национальное детективное агентство Пинкертона. Двадцать два года в агентстве были насыщены приключениями, часто опасными для жизни. Сиринго много работал под прикрытием, и ему приходилось выдавать себя за преступника, бродягу, шахтёра и, конечно, ковбоя. Он объездил весь континент – от Аляски до Мексики. Четыре года он выслеживал Дикую банду Бутча Кэссиди, пока главари банды не скрылись в Боливии. Большую часть времени Сиринго работал в денверской конторе агентства, и его коллегой был печально известный Том Хорн, позднее повешенный за убийство. Сам Сиринго, хотя прекрасно управлялся с кольтом 45-го калибра, не убил ни одного человека.

Сиринго уволился в 1907 году, а в 1910 году написал книгу «Ковбой-детектив Пинкертона». Агентство Пинкертона подало в суд, и суд запретил выпускать книгу. Только убрав имя Пинкертона из книги, Сиринго смог издать её в 1912 году под названием «Ковбой-детектив. Подлинная история о двадцати двух годах в известном на весь мир детективном агентстве». Пинкертоны стали Дикенсонами, а также были изменены имена других персонажей. На этом Сиринго не успокоился и написал более жёсткую книгу «Два злобных изма: пинкертонизм и анархизм» (1915). Он сократил детали многих дел и сосредоточился на разоблачении незаконных методов агентства: он рассказал об обмане клиентов, о мошенничестве на выборах, об избиении невинных людей, о роли агентства в кровавой войне в округе Джонсон. И эта книга была запрещена.

Сиринго разочаровался в писательстве и в 1916 году вступил в нью-мексиканские рейнджеры. Через два года проблемы со здоровьем и с деньгами заставили его переехать в Лос-Анджелес, где жили его дети. Здесь он познакомился с Уиллом Роджерсом и звездой вестернов Уильямом Хартом. Сиринго написал ещё три книги: «Ковбой Одинокой Звезды» (1919; вторая версия «Техасского ковбоя»), «История Билли Кида» (1920) и, наконец, «Лассо и шпора» (1927) – третья и снова неудачная попытка расправиться с Пинкертонами.

Сиринго не был так известен, как другие герои Дикого Запада. Но его книги и сейчас представляют интерес как честные отчёты о жизни ковбоев и сыщиков в эпоху американского «позолоченного века».
Познавательная страничка. Учёные спорят о месте происхождения домашней собаки. Никто не сомневается, что собаки произошли от волков, но когда и где это произошло - загадка. В последние годы было выдвинуто две версии на основе изучения ДНК.

В 2002 году Петер Саволайнен (Швеция) и Я Пин Чжан (Китай) предположили, что это Восточная Азия. Они изучили ДНК десятков волков и сотен собак со всего мира. В Восточной Азии обнаружилось самое большое генетическое разнообразие - маркер происхождения видов. В 2010 году Роберт Уэйн (США) предложил, что это Средний Восток. Он исследовал геномы сотен собак и волков со всего мира. Оказалось, что у собак больше всего сходства с волками со Среднего Востока.

Но в тех двух случаях не исследовались древние образцы. Сейчас, в 2013 году тот же Уэйн и Олаф Тальманн (Финляндия) опубликовали в журнале "Сайенс" статью "Полный митохондриальный геном древних собачьих намекает на европейское происхождение домашних собак". Они взяли 18 образцов из Европы и Америки возрастом 1000 - 36 000 лет (8 собакоподобных и 10 волкоподобных) и сравнили их с современными образцами (77 собак разных пород, 49 волков и 4 койота).


(Останки собаки из США, возраст 8500 лет.)

Выяснилось следующее. Во-первых, большинство ныне живущих собак более близки к древним волкам, чем к современным, то есть популяция древних волков, которые стали предками собак, теперь вымерла. Во-вторых, древние останки, более родственные современным собакам, все европейского происхождения.

Одомашнивание собак началось в Европе 18 800 - 32 100 лет назад. Это значит, что собак одомашнили не скотоводы и земледельцы, а ещё охотники и собиратели. Возможно, волки следовали за группами охотников и подъедали остатки после охоты. Олаф Тальманн:

"Нужно помнить, что тогда в Европе жили более крупные хищники, чем волки, например медведи и гиены. Можно представить, что волки, живущие рядом, были хорошей системой сигнализации. Это правдоподобный сценарий одомашнивания собак".

Но у исследования есть серьёзный недостаток: Уэйн и Тальманн не взяли образцы из Восточной Азии и со Среднего Востока. Петер Саволайнен:

"Это не объективное исследование. Всё равно, что пытаться выяснить место происхождения человека и не взять ни одного образца из Африки".

Споры продолжаются.

Источники: "Сайенс"; Би-Би-Си.
"В конце 80-х гг. учителя стали открыто интересоваться религией и не скрывали этого. Они приглашали религиозных лидеров в школу для общения с учениками. «Она (классный руководитель. — В.К.) привела чувака. <…> Он порассказывал нам про христианство. Ну, это была не проповедь, это была, скорее, беседа, и потом через некоторое время Ч. предложила еще сходить в молитвенный дом, который на Демьяна Бедного» (М.А., Тюмень, сентябрь 2011).

Возможно, к такому поступку учителя подтолкнули встречи священников и студентов, проводившиеся в Тюменском университете. «Я ни за что не забуду одну из первых встреч со священнослужителями на биологическом факультете, которую проводил Замятин Николай Яковлевич, естественно. И там присутствовал священник русской православной церкви отец Валерий (Гордеев) <…> и Томайлы Иван Федорович, это пастор церкви христиан-адвентистов седьмого дня. И вот эта встреча была на биологическом факультете. Народу набилось!» (Н.И., Тюмень, сентябрь 2011)".

В. П. Клюева, "Религия в последнее советское десятилетие: воспоминания тюменских христиан о 1980-х годах".
Форт Бунсборо. Основан фронтирсменом Дэниелом Буном в 1775 году на берегу реки Кентукки.



1778 год, эпоха Американской революции (из книги Джорджа Вашингтона Рэнка, 1901).



1900 год. Кукурузное поле на месте форта; старая сикамора - свидетельница расцвета и падения форта (оттуда же).



2001 год. Восстановленный форт (фотограф Tore Schrøder).


В польском городе Гливице археологи нашли возможное захоронение вампиров. У каждого из четырёх найденных скелетов голова была расположена между ног. По польским поверьям, это предотвращало возвращение вампира в мир живых. Впрочем, по другой версии, это могут быть просто умершие от холеры. Дата захоронения пока неизвестна. Последний зафиксированный случай захоронения вампира в Польше произошёл в 1914 году, в деревне Старе Межвице. Сообщает Polskie Radio dla Zagranicy.


"Миссионер Иосиф Вольф и пленные англичане в Бухарии" - заметка из журнала "Иллюстрация" за 1845 год об одном эпизоде, связанном с Большой игрой. В 1842 году бухарский эмир схватил двух британских офицеров, Чарльза Стоддарта и Артура Конолли (последний - автор термина "Большая игра"). Миссионер Джозеф Вульф, по происхождению немецкий еврей, перешедший в англиканство, имевший к тому времени 20-тилетний опыт путешествий по Востоку, отправился им на выручку. Чем закончилась история, читайте в заметке. Она любопытна ещё и тем, что книги самого Вульфа, кажется, на русский язык не переводились, а в книге Хопкирка о Большой игре путешествию Вульфа посвящено три предложения.
Доклад Дмитрия и Ирины Гузевич о том, как Пётр изменял Россию. Изменения рассматриваются на примере стрелецкого войска и регулярной армии; старого и нового, гражданского алфавита; Боярской думы и сената; и двух столиц:

"...описанное изменение осуществлялось так плавно, что мы до сих пор точно не знаем, когда же вообще Петербург стал столицей. Вот был частный парадиз царя Петра. И вдруг – столица. Не было никакого специального указа Петра. И Москва никуда не делась. Осталась столицей. Первопрестольной. Хотя, и второй по значению. Так и просуществовали параллельно две столицы в государстве в течение всей его истории, иногда меняясь местами. А их непростые взаимоотношения суть иллюстрации отношений между старой, сохраняемой, но маргинализируемой территорией, и новой, чистой от традиций. И в прямом, и в переносном смысле этого слова. И ведь никому не придет в голову сказать, что Москва была реформирована, преобразована или реорганизована в Петербург? И, уж, тем более, разрушена, а на ее месте воздвигнут Петербург. Но вот ЗАМЕНЕНА в качестве первой столицы – да. А ведь в отношении Боярской думы можно прочесть даже в справочниках, что она была преобразована в Сенат. И про стрелецкое войско – что оно было уничтожено, а на его месте создана армия. А ведь перед нами изменения одного и того же типа. Просто в тех случаях, когда маргинализируемая система быстро исчезает или становится неразличимой в туннеле времени, мы склонны признавать изменение сие реформой или революцией. Но Москва – она стоит. Итак, петровские преобразования в своей массе – это не Революция, не Реформы, не эволюция, а изменения 4-го типа по принципу новой территории, при котором старые формы не превращаются в новые, а сосуществуют с ними параллельно еще долгое время, а то и в течение всей видимой истории...

Ну, а Петербург является не только символом, но и квинтэссенцией петровских изменений".
"Иллюстрация" - "еженедельное издание всего полезного и изящного", выходило в 1845-1849 годах (позже был другой журнал с тем же названием). Сначала редактировалось известным писателем Нестором Кукольником, потом менее известным Александром Башуцким. По содержанию - смесь "Вокруг света" и "Техники - молодёжи", иногда "Юного техника" и "Юного натуралиста". Никакой политики. Несколько коротких заметок предлагаем вниманию благосклонного читателя. Эти и другие заметки можно прочитать на странице журнала в Викитеке (следите за обновлениями).




Кабоклы, или католические индейцы в Бразилии


В областях Рио-Жанейро называют кабоклами всех индейцев, принявших христианскую веру и тем сделавших первый шаг к просвещению. Вышед таким образом из дикого состояния и сблизившись с городскими жителями, кабоклы в Рио-Жанейро продают плетёные из тростника рогожи и глиняную посуду; или же исправляют должность носильщиков и лодочников. Иные служат гребцами на императорских яликах и с семейством своим живут в арсенале. В окрестностях городов они занимаются земледелием и охотою. Сила и искусство их изумительны. Путешественники, жившие в Бразилии, часто бывали свидетелями необычайного искусства кабоклов в метании стрел из луков. Один из весьма достоверных путешественников рассказывает, что для кабокла ничего не значит лечь на спину и в этом положении пустить стрелу так далеко, что она из виду пропадает. Для этой штуки кабокл всегда выбирает самый маленький лук; потом, для контраста, встаёт и, выпрямившись, пускает стрелу вверх, прямо над головою, так что, взвившись высоко, она обратно упадает на землю у самых ног стрелка, в круге, начертанном на земле, и в центре которого стоит сам кабокл. Эти удивительно ловкие стрелки весьма полезны путешествующим естествоиспытателям, которых они сопровождают в путешествиях через непроходимые леса. Благодаря стрелам их наука запасается редкими животными, а караван имеет пищу.


***


Минеральные воды у нас начинают пить с июня месяца; раньше об этом и подумать нельзя. Многие придерживаются искусственных, многие натуральных. Первые — особая статья; вторые приходят к нам в кувшинах из материала, который защищает их и от внешнего воздуха и от влияния света. Вся трудность заключалась в том, чтобы сохранить благодетельные газы, в коих может быть содержится большая часть целебной силы. Обыкновенная купорка весьма медленна. Немцы и противу этого ухитрились и изобрели машину, которую и предлагаем на рассмотрение благосклонному читателю.


Наполеон у дикарей


Имя великого человека достигло в глубь диких лесов, где обитают такие же дикие племена. Г. Мофра во время путешествия своего по северо-западной Америке на рубашку выменял пороховницу, сделанную из оленьего рога. Наверху, как из рисунка усмотреть изволите, грубо изваяно изображение Наполеона. Каким образом портрет Наполеона мог зайти к дикарям? Этого мало. Другой индеец носил на шее медальон также с изображением Наполеона и говорил путешественнику с особенным жаром, что если бы можно пешком дойти до великого вождя французов, он бы сей час отправился в путь.


Средство от зубной боли

Не испытал, но слышал и, кажется, похоже на правду. Возьмите кусочек каучука (резины), воткните на проволоку, подогрейте, снимите рукою тёплый шарик и заложите им плотно отверстие больного зуба; уверяют, будто боль как рукой снимет.


Железный пароход, Волга

Недавно спущен в Рыбинске отличный железный пароход «Волга». Это есть первый пароход внутри России. Он построен голландским инженером Рендгеном. Пароход идёт против течения без помощи забрасываемых якорей; проходит мели, которые при сильном понижении вод имеют лишь 24 верш. глубины в фарватере. При сделанной пробе он в 20 минут пробежал 8 вёрст против воды и погрузился только на 17 вершков, имея на себе груза более 10 000 пуд. Следовательно, он заменить может конные машины, вредные для людей и лошадей.


О пользе воробьёв. Каждое существо приносит какую-либо пользу. Воробей, более всех других птиц подвержен гонению как плебей птичьего рода; рассчитано, что воробей съедает в год полчетверика ржи; что во Франции 10 миллионов воробьёв, съедающих, следовательно, 5 миллионов четвериков ржи в год, или 625 000 гектолитров, что — по 15 франков за гектолитр, — составляет сумму в 9 миллионов, 375 франков; но вместе с тем рассчитано, что воробей потребляет до 3 360 зерноядных насекомых в неделю. Следовательно, нельзя решить, более ли вреден или полезен воробей.

Известный факт должен, однако же, решить вопрос в пользу воробьёв. В Пфальце, где земледельцы весьма жаловались на опустошения, причиняемые воробьями, за каждую голову убитого воробья была положена награда. Но что же воспоследовало? Насекомые до того размножились и причиняли столько же вреда, что скоро за первым решением последовало другое, по которому назначили премию за ввоз тех самых птиц, которых незадолго перед тем преследовали как врагов и которые, в сущности, не что иное, как несколько дорого стоющие помощники и деятельные, почти незаменимые слуги.


Кошачье гнездо. — Кошка, принадлежащая какому-то г-ну Карлилю в Турнгат-Галле, устроила себе недавно гнездо на орешнике, стоявшем позади господского дома и, удалясь в это гнездо, произвела на свет нескольких котят. Дерево это в 20 футов вышины, — гнездо устроено самым комфортабельным образом. Оно помещено при разветвлении двух суков и всего более тут употреблено листьев. — Очень любопытно обстоятельство, которое подало повод к этой постройке. Уже несколько раз сряду, как скоро эта кошка котилась, то котят убивали и бросали. Мать, чтоб избавить своё потомство от этого убийства, придумала поместить гнездо на дерево.
Статья "«Город солнца»: к истории одной религиозной утопии в Советской России". В 1927 году лидер евангельских христиан Иван Проханов решил создать религиозный город Евангельск, "город Солнца". Его поддержало ОГПУ, а Наркомзем выделил землю на Алтае. Но об этом узнал Сталин и выразил своё скромное несогласие. Проханову повезло - ещё до свёртывания проекта он уехал заграницу и уже не вернулся. Забавные были эксперименты в первое 10-тилетие большевистской власти.
Д. С. Панарина. Мифы и образы сибирского фронтира. Культурная и гуманитарная география. Том 2, № 1 (2013):

"Считается, что Сибирь не только служит примером ещё одного (наряду с американским) фронтира, но и мифологизировалась в достаточной степени, чтобы можно было говорить о формировании полноценного сибирского мифа. (...)

Однозначно можно сказать, что Сибирь «произвела» многочисленные и противоречащие или дополняющие друг друга образы, однако, по нашему убеждению, дальше образов формирование мифа не пошло.

Не способствовало развитию мифа и отсутствие полноценного героя фронтира, на которого можно было бы ориентироваться; и отсутствие какой-либо сильной идеологии на почве самой Сибири – веры, которая дала бы толчок развитию настоящей гражданственности у населения, понятия права и действующего закона. Поэтому на американском Западе мы можем говорить о выработке мифа фронтира, тогда как в Сибири – лишь о рождении различных образов края.

Этот регион должен пройти еще долгий путь, прежде чем он сможет обрести и своих героев, и свою идеологию. Пока мы наблюдаем лишь попытки «освоить» Сибирь, в основном, «сверху». И пока нельзя считать, что эти попытки дали положительные результаты. Ни царская, ни советская власть не смогли создать в Сибирском крае «рай на земле» – причём ни в действительности, ни в виде образа в массовом сознании".
В продолжение предпредыдущего поста. О том, как появились районы частных деревянных домов на южных окраинах Тюмени. Книжка "Тюмень архитектурная" обходит эту тему стороной.

Скочин А. В., Пашин С. С. Роль жилищного строительства в формировании жизненного пространства тюменцев в середине 1950–1960 годов. Вестник Тюменского государственного университета, 2013, № 2:

"...вследствие нарастания миграционных потоков создавались благоприятные условия для появления на территории областного центра большого количества одноэтажных деревянных зданий, значительная часть из которых сооружалась индивидуальными застройщиками. К середине 1950-х гг. строительные организации Тюмени не имели достаточных материальных и кадровых ресурсов для быстрого увеличения объемов строительства и резкого улучшения его качества. В этой связи, индивидуальное жилищное строительство на территории города получает широкое распространение. На 1 января 1956 г. в городе было около 475 177 кв. м жилой площади, более половины из которой приходилось на индивидуальные жилые дома.

Статистические материалы городской инспектуры государственной статистики позволяют отметить быстрое возрастание темпов индивидуального жилищного строительства на территории Тюмени во второй половине 1950-х годов. К 1960 г. в городе располагалось 17 994 жилых зданий, из которых 14 881 принадлежало частным домовладельцам.

(...)
Распространению практики индивидуального жилищного строительства на территории города во второй половине 1950-х гг. способствовала государственная политика, предусматривавшая поддержку индивидуальных застройщиков. Для строительства населению регулярно выделялись денежные средства в виде кредитов. Горожане могли получить их как через банк, так и на предприятиях, по месту работы. Кредиты выдавались на срок от 7 до 10 лет, однако заемщики, при наличии денежных средств, имели возможность выплатить сумму кредита раньше срока.

(...)
Несмотря на доступность денежных средств, при сооружении собственных домов тюменцы сталкивались с целым рядом других проблем. В основном, они касались недостатка строительных материалов и транспорта для их доставки. Так, жительница Тюмени З. П. Сафронова вспоминает о том, что горожане часто самостоятельно добывали материалы для строительства: «От поселка Нефтяников до деревни Казарово, по правой стороне дороги на Верхний бор, жители города выкопали всю глину — эту глину выбирали на кирпичи. Она была готовая, туда уже не нужно было добавлять ни песка, ничего. Эту глину привозили, месили ее, делали формы в виде кирпичей. После просушки получался настоящий кирпич, только не прокаленный. Внутреннюю часть печки выкладывали из этих кирпичей, а снаружи, чтобы они не рассыпались, обкладывали калеными кирпичами. Для строительства также очень не хватало цемента, поэтому в известку для крепости добавляли яйца и получали раствор».

Несмотря ни на что, количество индивидуальных домов на территории города быстро увеличивалось. Особенно заметно эта тенденция проявилась в южной части Тюмени — в поселке им. Андреева и «Крестьянских местах».

(...)
Жителям города для индивидуального строительства отводился земельный участок размером от 4 до 6 соток. На нем размещался одноэтажный жилой дом, в котором иногда сооружались подвальные и полуподвальные помещения. Коммунальные удобства жителей ограничивались лишь электрическим освещением. Здание, чаще всего, отапливались дровами, а воду тюменцы брали из водоразборных колонок, расположенных в пределах одного–двух кварталов от дома. Вместо канализации для слива бытовых отходов на территории участка выкапывались выгребные ямы.

(...)
К началу 1960-х гг. новые проекты городских властей, предполагавшие модернизацию всего городского хозяйства, предопределили полное запрещение одноэтажного строительства на территории областного центра".

Дальше там о начале многоэтажного строительства.


Было - стало.

Матвеева Н. П., Хайдукова Д. В., Долгих А. С. Реконструкция костюма воина из могильника Сидоровка (Западная Сибирь). Вестник Тюменского государственного университета, 2013, № 2.
Мордвинцева А. В. Послевоенная городская повседневность: Тюмень и тюменцы в 1945-1953 гг.: автореф. дис. ... канд. ист. наук (2010).

"Миграционные потоки, порождённые войной, иссякли на рубеже 1948–1949 гг., после чего в увеличении численности населения Тюмени заметную роль стало играть переселение в город сельского населения. Формировались целые районы, которые можно назвать «деревня внутри города» или «город без горожан».

(...)
Преобладало индивидуальное строительство: горожане предпочитали строить небольшие (от 20 до 36 кв. м жилой площади) дома из местных строительных материалов, которые, как правило, не были обеспечены водоснабжением, канализацией, центральным отоплением.

(...)
Сопоставление среднемесячного дохода полной тюменской семьи и её расходов позволяет сделать вывод, что горожанам приходилось тратить на приобретение продуктов питания основную часть заработка".

Черевако Е. И. Социально-политическое положение женщин Тюменской области (II-я половина 1940-х - начало 1990-х гг.): автореф. дис. ... канд. ист. наук (2005).

"В 1950-е – 1960-е гг. на территории Тюменской области растет материнская смертность. Причинами этого были низкий уровень медицинской помощи, недостаток родильных отделений, внебольничные аборты. На протяжении всего изучаемого период политика государства в области материнства и детства катастрофически отставала от требований времени. Получаемые ежемесячные пособия на детей были ничтожными...

(...)
Самую низкую заработную плату получали учителя, врачи, животноводы".

Володина Н. Н. Производственная повседневность тюменских рабочих в 1945-1965 гг. (на примере завода "Механик"): автореф. дис. ... канд. ист. наук (2012):

"Анализ динамики заработной платы показал, что ежегодно ее размер увеличивался – с 497 рублей в 1945 г. до 890 рублей в 1959 году. После денежной реформы 1960 г. средний заработок рабочих составлял 110-120 рублей. Анализ доходов рабочих и уровня цен того времени привел автора к выводу, что заработанных рабочими денег хватало только на покупку продуктов и товаров первой необходимости.

(...)
Главной особенностью функционирования советских предприятий на протяжении послевоенного двадцатилетия была штурмовщина, когда более 50 % продукции выпускалось в третьей декаде месяца. В первые две декады рабочим приходилось простаивать, в основном, по причине плохого материально-технического снабжения завода необходимым сырьем и комплектующими изделиями. Рваный ритм работы приводил к тому, что в конце месяца рабочие были вынуждены работать не по 7-8, а по 9-10 часов.

(...)
На практике вся организация (социалистического) соревнования часто сводилась к тому, что работники заводоуправления отбирали рабочих различных профессий, добившихся наиболее высокой выработки, и составляли списки, которые раз в квартал или к знаменательным датам утверждал завком. Нередко рабочие могли даже не догадываться, что они являются передовиками производства.

(...)
С 1959 г. в заводской статистике появилось такое нарушение, как попадание в медвытрезвитель – в среднем по заводу в это учреждение ежегодно попадало 30-40 человек".
Только что наткнулся на новость: 24 апреля умер Александр Васильевич Матвеев - один из основателей тюменской археологии (первый в Тюмени кандидат наук по специальности "археология"), специалист по бронзовому и раннему железному векам Западной Сибири, исследователь Ингальской долины.

В сети доступны научно-популярная книга 1994 года "Археологические путешествия по Тюмени и её окрестностям" (совм. с Н. П. Матвеевой и В. П. Захом), статьи в "Вестнике археологии, антропологии и этнографии" ИПОС, не считая многочисленных интервью.

Статья Олега Лекманова "Русская поэзия в 1913 году" - первая часть обзора (почти) всех поэтических книг, вышедших в этом году.

"Почему был выбран 1913 год? На этот вопрос у нас есть два ответа — ненаучный и (более или менее) научный.

Ненаучный состоит в том, что автору настоящей работы захотелось внимательно вглядеться в лицо русской поэзии, каким оно было ровно сто лет назад: сто — завораживающее, хотя, может быть, ничего особенного и не означающее число.

Претендующий на научность вариант ответа таков: 1913 год стал важной вехой в истории отечественной поэзии ХХ века. В этом году вышли в свет книги стихов Константина Бальмонта, Валерия Брюсова, Ивана Бунина, Спиридона Дрожжина, Василия Каменского, Василия Комаровского, Алексея Крученых, Сергея Клычкова, Николая Клюева, Осипа Мандельштама, Владимира Маяковского, Владимира Нарбута, Игоря Северянина, Велимира Хлебникова, Марины Цветаевой, Вадима Шершеневича и других видных поэтов. В полный голос заявили о себе два главных постсимволистских течения — футуризм и акмеизм; символизм тоже был еще очень силен".
Статья "Кооперативный феномен села Старая Барда (1907–1919 гг.)". Некий Аггей Ефимович Антонов, бывший циркач, предприимчивый и одновременно просвещённый человек, в 1900 году приехал в алтайское село Старая Барда. Начал он с того, что читал крестьянам Гоголя и книжки по сельскому хозяйству. Уговорил их создать маслодельную артель, потом завод по производству конопляного и льняного масел, потом ссудо-сберегательное товарищество. Через несколько лет в селе появилось электричество, библиотека, театр и киноаппарат, телефонная связь. Открывались новые предприятия, планировалось выйти на монгольский рынок, открыть своё периодическое издание. В 1920 году советская власть ликвидировала кооператив. Антонова же в 1928 году приговорили к трём годам лишения свободы.



Из другого источника узнаём, что после лагеря он прожил ещё 20 лет, в последние годы работал счетоводом в колхозе. Фотография оттуда же.
"...в феврале 1956 года патриарх и члены Священного синода ознакомились с письмом куйбышевского священника, в котором рассказывалось о сексуальных домогательствах одного иеромонаха в отношении кандидата в духовную семинарию, а также о попытках куйбышевского епископа замять это дело.

(...)

В результате давление на епископа Иеронима (Захарова) усилилось, и он был вынужден покинуть епархию в конце мая 1956 года. Иеромонах Серафим (Полоз) был приговорен за «насильственное [...] мужеложство» (статья 154а УК РСФСР). В позднем СССР преследования за настоящий или выдуманный гомосексуализм были эффективным методом расправы с неугодными. Однако в случае Серафима (Полоза), который ранее примыкал к лояльному внутрицерковному течению «обновленцев», нет никаких оснований полагать, что это было именно так. Поскольку показания матери и других священников звучат вполне убедительно, а обвинения были восприняты всерьез и в церковных структурах, можно предположить, что сексуальные домогательства действительно имели место.

(...)

Вся эта история выставляет «чудесный» рассказ о «Зое» в несколько ином свете".

Статья в "Неприкосновенном запасе" о "чудесном стоянии Зои". Известная городская легенда о том, как в Куйбышеве в 1956 году девушка якобы станцевала с иконой и якобы окаменела. Выясняются любопытные подробности.
Перевёл несколько писем американской миссионерки Нарциссы Уитмен (можно прочитать и скачать на моём сайте).

***

Среди выдающихся женщин Дикого Запада - проституток, судей, борцов с алкоголем - Нарцисса Прентис Уитмен (1808-1847) занимает особое место, потому что она проложила дорогу всем остальным. Она была одной из двух первых белых женщин, которые жили к западу от Скалистых гор. Молодую женщину позвал в дорогу миссионерский долг. Поскольку одну её бы никто не отпустил, она ради этого вышла замуж за доктора Маркуса Уитмена и в 1836 году отправилась в Орегон. Тогда это была огромная ничейная территория, на которую претендовали и США, и Великобритания (теперь она разделена на американские штаты Орегон, Вашингтон и Айдахо и канадскую провинцию Британская Колумбия). Одиннадцать лет Нарцисса прожила в Орегоне и за всё это время написала родным более ста писем, которые составили своеобразный дневник. В них отразилось и тяжёлое полугодовое путешествие, и жизнь в условиях фронтира, и отношения с индейцами, и семейные радости и горести. Дочь Нарциссы была первым белым ребёнком, который родился в Орегоне, но девочка утонула, не дожив до трёх лет.

Нарцисса, как сказано выше, была одной из двух. Второй была Элайза Харт Сполдинг - такая же самоотверженная миссионерка. Но Нарцисса стала намного известнее благодаря трагической кончине. В 1847 году разразилась эпидемия кори, от которой больше пострадали индейцы, чем белые. Индейцы обвинили в болезни белых, и в ноябре вождь Тилукаикт напал на миссию. Индейцы убили Нарциссу, её мужа и ещё 11 человек. Когда через несколько лет Тилукаикта поймали, перед повешением он сказал: "Разве ваши миссионеры не учили, что Иисус умер, чтобы спасти свой народ? А мы умираем, чтобы спасти свой".

Syndicate

RSS Atom

Custom Text

Лицензия Creative Commons