31 мая географ Владимир Каганский выступает в Тюмени для широкой публики. Лекция о правильном путешествии. Хотелось бы пойти.
В "Русском журнале" две статьи Владимира Каганского под одним названием "Стратегическая повестка".

Первая статья - о нетождественности страны и государства.

"Перед обществом стоит жесткая альтернатива: сохранение территориального образования, возможно более близкого к очертаниям нынешнего государства – сохранение страны России, приведение территории государства к форме, соответствующей сущности страны.

...

Жизненно важно решить, какие именно территории существенно сохранить нынешней стране Россия (не путать с временной склейкой России и РСФСР), а какие можно не удерживать".

Интересно, как это он представляет себе? Ну, хватит кормить Кавказ - это понятно, но он, похоже, предлагает (см. примечание к статье) и Дальний Восток не кормить.

Вторая статья - о проблемах Внутренней Периферии, то есть загнивающих территорий центральной России. Выход автор видит в развитии экологических функций:

"Экономически неблагоприятные территории должны идти не наперекор реальному ходу событий, а использовать этот ход. В мире крайне дефицитны территории, на которых спонтанно, «само собой» природы становится все «больше», а хозяйства все «меньше», остро недостает разнообразных особо охраняемых природных территорий – заповедников, национальных парков, природных резерватов и т.п. – баз локальной, региональной и глобальной экологической стабильности. Невозможно интенсивное экономическое развитие – значит: экстенсивное и экологичное землеприродопользование – от охраны природы до экологического туризма и охотничьего хозяйства".
В "Русский журнал" вернулся географ, путешественник, "философ российских пространств" Владимир Каганский - почему-то не через статьи, а через интервью. Но так даже удобнее, честно говоря. В марте было целых два интервью. Одно про Москву:

"...московская прописка или регистрация. Сейчас, конечно, её влияние несколько ослабло по сравнению с советским временем, когда московская прописка точно соответствовала римскому гражданству. Хотя бы потому, что вся высшая номенклатура, независимо от местонахождения, имела московскую прописку: первый секретарь, скажем, Приморского крайкома был прописан в Москве и в случае отставки туда и переселялся. В этом смысле СССР был большим Подмосковьем. А Российская Федерация большим Подмосковьем остаётся.

...

Заметим: куда только не были вложены – в условную благотворительность – деньги богатых, но ни одного частного парка, хотя бы с минимальным коммунальным доступом, не появилось. Когда Вексельберг купил свои яйца за, вроде бы, 300 миллионов долларов и подарил их России, я подумал: а ведь на эти деньги можно было организовать в Подмосковье национальный парк!

...

И, конечно, если ситуация и дальше будет так складываться, то при любом ослаблении центральной власти Москву просто выгонят из России. В её нынешнем виде она уж очень всем надоела. Как мне говорят студенты-провинциалы, «ваша Москва, - не принимайте на свой счёт, Владимир Леопольдович, - она нас уже достала»".

Другое - на более общие темы, о биографии, географии и т. д.

"Собственно, в чём состоял распад Советского Союза? Это же была не демократическая революция, не национально-освободительное движение, а повышение статусов регионов. Вначале повысили свой статус регионы ранга союзных республик, затем они превратились в самостоятельные государства - это предел повышения статуса для региона. В некоторых регионах процесс пошёл дальше: распалась Грузия, полураспалась Молдавия. А потом начался рост суверенитета российских регионов. Это – один и тот же процесс. Мы сейчас продолжаем жить не столько в новой стране России, сколько в распадающемся Советском Союзе.

Советское ещё не распалось, не переработано. Это тяжёлое бремя - на десятилетия.

Его распад – продолжение процесса, который заморозили большевики. Российская империя начала распадаться в начале ХХ века, и мы до сих пор живём в агонизирующем имперском пространстве.

...

В каком-то смысле Россия застряла ещё в той эпохе, где пространство находится на периферии. С пространством можно делать всё, что угодно: вводить абсурдные федеральные округа, укрупнять регионы, - проекты безумные, - но знать пространство необязательно. Степень осведомлённости специалистов по России, социологов, культурологов, экономистов в области реального многообразия страны поразительно мала. Неплохо знают разнообразие страны этнологи – хотя в немного архаизирующей манере: они знают традиционные общности, но хуже знают новые квазиэтнические общности. Например, на Урале в последние десятилетия возникло мощное бажовское движение - по писателю Бажову, они сакрализовали его тексты. Это ещё и религиозная система; но, может быть, это движение - практически уже квазиэтнического типа. Социологи почти не путешествуют: они занимаются опросами общественного мнения. Это другое. Это – способ не развёртывания многообразия, а его свёртывания".

Syndicate

RSS Atom

Custom Text

Лицензия Creative Commons