Ну, надо же, в малой серии ЖЗЛ вышла биография Бориса Рыжего, автор - некий поэт Илья Фаликов. А в "Дружбе, прости господи, народов" публикуется "сильно сокращённый вариант". Почитаю как-нибудь потом.

"У Рыжего много стихов об уличных музыкантах и вообще об уличной музыке. Это о себе. Поэт улицы, уличный мальчишка. Так? Не так. Близкие знали: он по сути домосед и неделями не выходит из дому".
Опубликовали очередную пачку материалов для биографии Бориса Рыжего. Руководитель лито, какие-то литературные коллеги. Мы удивляемся, что Пушкин в мемуарах разный, а тут совсем немного времени прошло, а человек тоже разный. Самое интересное - интервью с классным руководителем (мужчина, заметьте). Интересно даже не в связи с Рыжим, а просто так. Цитаты:

"Помню, рванул я Лузина за пиджак. И отлетели у него все пуговицы. Разумеется, он это заслужил. Только сейчас не скажу — как именно. Потом я спросил у них: “Как фамилии?” Один ответил: “Лузин”. Ладно, думаю, запомню. Второй заявил: “Рыжий!” Естественно, я подумал, что он издевается. И говорю сам: “Что это за выдумки? Нет таких фамилий! Сейчас ты у меня побелеешь, покраснеешь, почернеешь…”

...

Наперед видишь: что будет с каждым — лет через пять? Догадываешься заранее, кого выгонят из школы. Смотришь на девочку и понимаешь, что забеременеет она очень рано. Кто-то еще что-то…

...

А я старался свой класс “натаскивать” как раз в этом плане. Чисто “натаскивал” их для вступительных экзаменов.

...

В десятом классе к нам перешла одна девочка. Сестра у нее работала учителем русского языка в другой школе. Однажды я эту девочку поймал со шпаргалкой. Во время сочинения, которое писали в классе. Она заявила мне: “Засунь себе эту бумажку в штаны!” ... Сказать такое учителю — на глазах целого класса! Все это привело к тому, что школу она не закончила. Она написала на экзамене сочинение. И получила “двойку”. Приходили проверять — и мать, и сестра. Ничего не помогло. “Двойку” не исправили. Аттестат девочка не получила.

...

Через два или три года после выпуска. Значит, идут мои бывшие ученики. Грубо говоря, собирают дань. С бабушек, что водкой торгуют на улице. Увидят меня, сигаретку спрячут, приветливо скажут: “Здравствуйте, Виталий Витальевич!” Меня это убивало. Идут такие здоровяки, в спортивных штанах, с цепями на шее, короче — взрослые люди. Но, увидев меня, сигаретку прячут сразу…

...

Наркотики — не алкоголь, это намного хуже. Сейчас уже иначе все. А тогда — другое дело. Девочки, мальчики — не из нашего класса, но из нашей школы. Они же, натурально, сгорали на глазах. Ты это видишь, когда встречаешь их. Там, на РТИ, есть такой пятачок. Вчера бывший ученик с тобой здоровался. Сегодня он уже бегает за бабушками. Из колясок — кошельки таскает. Потом исчезает из виду!"

Советский массовый учитель как он есть, без прикрас. Примерно в то же время в том же Екатеринбурге Александр Лобок начинает свой эксперимент с вероятностным образованием. Но массовый учитель был вот такой, да. И сейчас такой, и ещё долго будет такой. Сам хороший, отношения в классе отличные, взаимопонимание со всей параллелью, а ученики - бандиты, наркоманы и самоубийцы. "Не мы такие - жизнь такая".

Syndicate

RSS Atom

Custom Text

Лицензия Creative Commons